?

Log in

No account? Create an account
Вернулся на днях из Львова.
Сильно удивлён положительными изменениями в общей атмосфере. Знаю сей "вертеп разбойников" с 1984 года, когда впервые посетил его, когда и был неприятно и сильно впечатлён общей внешней неухоженностью и быдловатостью местной культуры, основное правило которой - гипертрофированное самомнение. Причём знаю город не по центру, а по окраинам. У меня там троюродный брат жил, в районе автобусного завода, сейчас переехал в село под Ковелем, чему он и рад-радёшенек несказанно. Тридцать лет, в которые я раз в несколько лет посещал сей форпост украинскости, никак не меняли моё о нем мнение. Последний раз был в 2014-м, в служебной командировке.
Сейчас впервые меняю мнение. О чем и пишу данное признательное письмо. Львов медленно, но верно становится русским городом. За два дня почти СОВСЕМ не услышал галицийского суржика. Нормальная русская речь в маршрутках, трамваях, в кафешках и магазинах. Не великорусская а наша, коренная русская, на которой говорит практически вся Украина. Без искажений польского и немецкого происхождения. Как в Черкассах или Полтаве. До киевской еще не дотягивает, но динамика изменений сильная. Я понимаю, что на выходные там много туристов, но чтобы так для меня впечатлительно – я не ожидал.
Жизнь все же имеет свои правила, и останавливает их утопические воззрения. Реальность меняет людей сильнее всех идеологий. Бандеровцам постепенно наступает полный капец (наше киевское слово, производное от КАПут+конЕЦ) в родном их логове.
Под выезд вообще, как некая ПЕЧАТЬ, зафиксировавшая ситуацию, присутствовал при конфликте местного патриота, называемого местным наречием - рагуль, лет сорока, и молодой, явно киевской, парой.
Дело было в небольшом кафе, в 20 минутах ходьбы до вокзала. Причём на тот момент я своё мнение о текущем визите во Львов сложил, и был дополнительно доволен результатами своей служебной поездки. И просто отдыхал перед поездом, наблюдая затихающий свежезасыпанный снегом город, и согреваясь перед последним пешим рывком на вокзал.
Итак, сцена - маленькое кафе-магазинчик сладостей, выходящее на трамвайную улицу с каменной мостовой. Т.е. львовская классика. Персонал кафе говорит по-русски, но мягонько, вполне по-киевски, обслуживая пяток столиков с уж совсем русско-говорящими гостями. Киевская пара мурлычет за столиком, угощаясь кофе с молоком и шоколадками. Интересная еще деталь, у парня лежал плавленный сырок возле кофе. И прическа под индейца, когда волосы на макушке в косичке, а вокруг выбрито. Сырок я заметил, потому, что сам так люблю.
И вот, заваливает оный "рагуль". Он явно навеселе. Заказывает громогласно каву и демонстративно громко пьет, хваля температуру напитка. От него одного становится неуютно. Пока его не было - все было классно. Мягко, тепло и задушевно.
Подогревшись, рагулик поворачивается к молодым киевлянам и заявляет, что ему не нравится их русская речь. Персонал выглядит смущенно, а посетители напряглись.
Двадцатилетний парень, совершенно умиротворяюще, попросил отстать, пообещав скоро уйти, и не мешать патриоту наслаждаться кавой. Рагулик, взбодренный таким мирным отпором, решил, что настало его время. Я даже, с некоторым напрягом внутри себя, решил, что если что, то придётся защищать киевлян от неизбежного столкновения. Насмотрелся такого за тридцать лет. И видя как рагуль занимает позу "стоя" у столика, начал потихоньку подниматься со стула.
Но молодость все же несомненно преимущество, в физическом смысле. Пока я соображал, парень успел предупредить рагуля, чтобы тот близко не подходил. Конечно до того не дошло. За что и получил быстрый и точный удар в челюсть, взят в охапку, чтобы не свалился прямо в помещении, и вытолкан на улицу, где и остался, громко матерясь на совсем-совсем великорусском. На весь событийный ряд ушло секунд 30, не более того.
Далее парень вернулся к девушке и своему кофе, допил его быстрым движением, и предложил ей покинуть помещение. Девушка в очках была взволнована, и явно впервые в подобной ситуации. Но собралась без паники, вполне по-киевски - молча, и с тонкой улыбкой на совсем юном лице.
Реакция облегчения посетила народ в помещении, ибо рагулик явно не собирался туда возвращаться. Пара благополучно ретировалась, оставив меня в укреплённом благодушии и философическом размышлении, что уже непременно быть добру. И долго уж не ждать.
За что и Богу – слава!
Вот такие у меня львовские впечатления.
Ps Думаю, что "то ли еще будет" (с).
Для тех, у кого дефицит времени и не может смотреть допрос Януковича - конспект судебного заседания.
--
Выступают разные адвокаты, судьи, приставы, докладывают о невозможности привести некоторых обвиняемых.
Судья (Киево-Святошинский), далее просто "Судья" - в связи с вышеприведенным мы предлагаем отложить на 28.11.
Адвокат Я. - благодарю за предоставление возможности... и т.п.
Судья - готов ли Ростов обеспечить 28.11?
Ростов - мы будем готовы не ранее 02.12. Хотим спросит у Я.
Я. - это моё решение, я готов в любое время, но я понимаю, что это провокация. прошу учесть и наказать кого надо и продолжить сейчас.
Ростов - через 20 минут мы сообщим о возможности на 28.11
Судья - перерыв 20 мин.
--
В перерыве адвокат сеет "доброе" - это провокация власти, автозаки выезжают, но не те.
Прокурор - мы тут ни при чем.
Адвокат - я прокуратуру не обвинял.
Спич прокурора о непричастности минуты на три.
--
Ростов - можем продолжить. подтверждаем возможность на 28.11. просим послушать адвоката
Адвокат - благодарю за возможность...
Ростов - мы благодарим, никого не обвиняем. Вопрос Я. - может?
Я. - Да. Обращаюсь к Киево-Святошинскому судье - прошу употребить все усилия для недопущения в понедельник таких безобразий, вплоть до уголовной ответственности причастных.
Судья - закрываемся.
--
ps Янукович говорит по украински.
Смерть украинской газовой трубы, после этого шага Европы, становится предопределенным событием, которое свершится очень быстро. И Европа перестанет зависеть от Украины. После этого договариваться с с Европой Украине станет невозможно.
И умрёт Украина, как историческое явление, очень быстро, в несколько обозримых впереди лет.
Я пол-года назад уже писал о смерти укроидеи в общественном создании. Идея - как душа. О её смерти стало известно уже даже небыстрой на раздумья европейской бюрократии. Они разрешили Газпрому нарушить базовые принципы евроэнергополитики, потому, что речь идет о физическом выживании Европы.
Сегодня мы прогнозируем, как научный факт, распад юридической структуры - нашего государства.
Сразу после майдана это многие понимали, но сердце этого не принимало. Но рыдало кровавым слезами. И болело, и болело, и еще много раз болело. За годы гражданской войны, которую начали бандеровцы, под чутким и заботливым управлением американцев, эта боль последовательно прошла много стадий. Сейчас уже острая фаза боли прошла. И это произошло не только во мне, но во многих людях моей страны.
А это значит, что государство исчезнет очень быстро. Хотя, многие прогнозируют в конце процесса приход к власти крайних радикалов. Но это просто ускорит процесс. Хотя я допускаю это не в виде чего-то серьезного, но - временного и, даже, нелепого и фарсового. Посмотрим.
Есть, конечно, вероятность массовых смертей. Ибо бандеровцы способны к отчаянному сопротивлению и террору в отношение тех, кто их не поддерживает. Это исторический факт. Я знаю этих людей лично, ибо мои корни - Волынь. Много моих родственников распространено в прямоугольнике Луцк - Маневичи - Любомль - Нововолынск. Там всё очень перемешано. И люди помнят сороковые, когда одна часть села вырезала другую часть села. И помнят кто, когда и кого.
Потом они вместе сидели в лагерях Удмуртии, как моя тётя. Их перевоспитывали. Но сила взаимной ненависти прорывается сквозь столетие. Очень надеюсь на быстротечность эти процессов, и возможность того, что люди в массе не примут этого.От них, от мнения масс, зависит как мы пройдём сквозь это бурное время.
Вот где-то так.
А мы помолимся, чтобы на месте неудавшегося проекта возникло что-то более человеколюбивое, чем мы видим последние десятилетия. Потому, что верю - наш народ лучше, чем то дерьмо, которое в массе повсплывало после 1991 года. А то, что сейчас происходит - это операция "Унитаз".
Смотрю "ходу" раскольников и слегка комментирую.
Для сравнения, конечно, не просто так.
Видео поток на канале радио Свобода. То есть понятно, что репортаж комплиментарен к событию.

.
Действие происходит от Владимирского собора до Владимирской горки.
Вначале там что-то поют, невнятно, реально плохо слышно, возможно что-то о Боге. Но чуть далее - в основном поют "калину-украину". Даже "священники" не крестятся, не молятся, не поют ничего. О рядовых участниках "ходы" даже говорить нечего - это просто первомайская демонстрация. Вместо икон/крестов несут кульки/сумки
На 40-й минуте появилось что-то церковное. Это оператор догадался зайти в голову колонны, но мешает что-то оперное украинское, которое где-то транслируют громко в фоне. Наша колонна вся пела, от первых до последних, молитвы.
Интересен вид идущих. "Прихожане", как и "бати" практически без бород. Таких бород как у наших монахов у них вообще нет.
Женщины в основном без платочков. Многие тетки, из тех, что в платочках, на ходу их снимают, уже не дойдя даже до Софийской площади. Нет терпения.
Такое впечатление, что это шествие сильно уставших людей. Еле двигаются! На нашу колонну смотришь и просто заряжаешься идущей от них энергией, хочется идти, молиться, радоваться. А на этих смотришь - спят на ходу.
Интересный эффект - часть людей идёт не в колонне, а как-то снаружи, во вне. Причём таких много. И они даже не делают попыток влиться. Никто не становится на колени. Понятно, что это простые патриоты, но неверующие, которым психологически тяжело влиться в шествие с религиозной символикой. Но они просто идут. Уважаю их позицию. и понимаю, как это тяжело, без Благодати Божией идти. Все-таки народ наш сильный и упрямый. Как бычок.
На 53-й минуте оператор подходит к "батьку" в камуфляжной куртке с медальками, подряснике и камилавке и спрашивает "что происходит?". Тот отвечает - "празднуем Хрещення Руси". Забув за украину? Приплыли.
Некая Кучеренко Диана. С её слов - активист. С фотокамерой, государственным флагом, расписанным фломастером, без икон и креста. Препятствовала лично Крестному Ходу Церкви. Потому хвастается, что живём в "вильной краини, де нам не заважають" (свободной стране, где не мешают). Конечно, если ты мешала, то уж тебе мешать некому. Ибо нам это не нужно. А тебе - нужно. Дура. Жалко таких. Описание её грантоедской сущности здесь - http://elibrary.ru/publisher_about.asp?pubsid=20405
Неудивительно, что грантоед (журналист) грантоеда (активиста) записывает с указанием личности. Чтобы премия была, наверное. Обоим.
Очень много людей в камуфляже. Причём не таких как у наших, которые были кто в штанах, кто в камуфляжной куртке. Эти реально в полной форме, с иногда с пустыми разгрузками, шевронами подразделений. И двигаются как реальные военные, отделениями по 10-15 человек, колонной по одному, вдоль шествия.
Вот уже на Владимирской горке. Поют не Иисусову моитву но "Додолу верби гне широкі, горами хвилі підійма", (1:23:10). Далее слышу многочисленную троекратную славу. Богу? Нет - героям, и пофамильно. Фу. Мерзость. (1:24:18).
Наконец-то оператор догнал филарета с компанией. Они уже начли молебен. (1:29:00).
Евангельский текст хороший. От Иоанна. О Пастыре добром. Каждое слово обличает чтущего. Но кто услышит? (1:34:30).
Ектения. Поют "Господи помилуй" печерским напевом, так, как и наши, но чуть меньше силы. Ну их просто меньше.
Денисенко читает молитву о том, как Владимир крестил Украину. Думаю, сам князь Владимир там, где он теперь, не сильно доволен. (1:44:10)
Вот медаленосец на "ходе" за мир. Серьёзный такой. С усами. В тельнике и берете с десантными парашютами. Половина медалей - советские. Моего возраста. Забыл кому присягал? На актёра-Волонтира сильно похож. Тот тоже предал все свои роли. (1:47:30)
Многие лета денисенку, "священноархимандриту Киево-Печерской Лавры". Даааааа. Думаю, что "Большая Толстая Противная Бородавчатая Зелёная Жаба" давит филарета до сих пор. Бедняга. (1:50:10)
Главный зажигает о крещении Руси-Украины. Поминает князя, который организовал Крещение Руси и сделал Христианство государственной религией.
Тезисы - "Князь сделал Русь Христианской, а мы будем в Украине одну поместную, незалежную от Москвы церкву. И Путин это знает. Нам мир не нужен. Мы отдадим душу и тело за свободу. Народ должен отдать життя на нашу свободу (за их свободу?). Переможемо. С нами Бог. Мы не воюем, мы захищаемо. Но мы молились за мир (перед этим был тезис - нам мир не нужен). Поэтому поместная церковь будет одна, незалежна от Москвы. Вот и президент так говорит. И депутаты наши обратились ко Вселенскому Патриарху. Мы так хочемо." Бурные аплодисменты. (начало 2:02:30).
Денисенко подходит к куче ТВ-камер и властно спрашивает - какие будут вопросы? Некий молодой "отэць" (2:17:00) интенсивно подвигает журналистов и камеры к начальнику. После первого же неудобного вопроса "Сколько ещё нас будут признавать?" звучит команда - "Все, вопросы закончены".
Где-то с 2:20:00 явно кончилось все, что хотели показать. Никто никуда шествовать не собирается, похоже, и многих паломников никто показывать даже не думает.
2:22:00 Попытки фотосессии участников с "отцями", которых чтой-то совсем маловатенько.
О! Класс! 2:22:30. Голос за кадром - "Заканчивается крестный ход киевского патриархата... Сложно говорить о точном количестве участников. Но несколько тысяч точно было."
БОЛЬШОЙ ТОЛСТЫЙ И РЖАВЫЙ-ПРЕРЖАВЫЙ ГВОЗДЬ, как занавес.
2:24:00 КОНЕЦ трансляции.
Каждый выводу да делает в меру разумения своего, даруемого Богом!
За что Ему слава всегда, и ныне, и присно и во веки веков!
--
Хотел LJ-cut пристроить,но не нашёл куда по смыслу. Простите.

О Крестном Ходе.

О Крестном Ходе.
Закончилось большое событие.
Осуществлён Ход необычно, не так, как ежегодно он происходит.
В этом году Церковь, несмотря на то, что её всякими неправдами постоянно пытаются оттеснить вполне большевистскими методами от жизни народа, решила, что Она ныне осталась последним субъектом общественного бытия, кого этот народ вообще интересует.
Ибо Она из него, и Ей надо заботиться о том, какой быть.
Но подонки, которые уже много лет обманывают слепой народ, обещая всякую неправду, как цели его, воистину сейчас сильно постарались, чтобы общество наконец воспряло от сна и вспомнило Бога. Ибо сегодня, вчера и позавчера это было основным событием, которое обсуждалось нашим уставшим от говорения обществом.
Говорили по-разному. И одобрительно, и ругательно. Равнодушных почти не было. Сужу по нашему большому коллективу. Таких споров о чём-либо, как о Ходе, не было у нас с 2004 года. Сужу по слушаемым радиостанциям, на которых дискуссии, а не унылое нечто!
И это хорошо. Ибо человеку не должно быть равнодушному в этой самой главной теме его бытия - о Боге. Ибо Он наше единственное прибежище в жизни земной и цель в жизни вечной, которая после земной.
Этот Ход ещё долго будут обсуждать, и я рад этому. Ибо Ход для того и был осуществлён, чтобы люди проснулись. Слава Богу!
Хочу отметить работу Союза Православных Журналистов. Их видеорепортажи считаю пока не очень профессиональными, но весьма насущными. По роду своей деятельности я совсем не могу отлучиться от работы. Работа моя как скорая помощь или пожарная. И я последние несколько дней находясь на рабочем месте, одновременно находился с ходоками. Молился с ними, переживал о них, о нациках, которые тоже ведь образ Божий в себе несут.
Современные технологии дали мне полное ощущение присутствия. И теперь я вправе любому спорщику сказать - Я видел своими глазами, я слышал своими ушами, как шли многие тысячи людей и молили Спасителя о помиловании нам всем.
Не "москаляку на гилляку", не "смерть ворогам", не "путин фуфло", но НОРМАЛЬНЫЙ вопль грешника - "Господи, Иисусе Христе, помилуй нас грешных!"
Море людей, которые истинно соль нашей земли, идут второй час мимо камеры на площади Славы, по направлению к Свято-Успенской Киево-Печерской Лавре.
Идут молодые и пожилые. Идут дети и старики. Идут мужчины и женщины. Идут священнослужители и миряне.
Идут с открытыми лицами, без повязок, без шин, без палок и без оружия, без факелов.
Идут со святыми иконами, крестами и хоругвями.
И поют Пасху.
Радость то какая православные! Мы не умерли! Мы живы! И мы будем жить!
Слава Богу! Слава Богу! Слава Богу!
Очень хочется поучаствовать. Но не имею никакой возможности.
Решил для себя вопрос участия следующим образом - постараюсь каждый день, в обеденный перерыв на работе, вместо потребления калорий буду делать большой круг по Печерску, вокруг офиса, и читать то, что благословил Блаженнейший Онуфрий. Сегодня километра четыре получилось. Подай Господи выполнить задуманное до назначенного дня непрестанно.
Православные - присоединяйтесь!
Распространяйте идею!
Пойдём всей страной в Крестный Ход по своим знакомым тропинкам и просёлкам, улочкам-переулочкам, бульварам и проспектам, и будем освящать всё это пространство нашей молитвой. Политиканы этого видеть не будут, но Бог и Его святые ангелы будут о нас знать. О том, что и мы участвуем в Общем Делании.
Сим победим.
Господи благослови нас и укрепи! Слава Тебе!

Оригинал взят у varjag_2007 в Яна Айзенкович: Я видела, как толпа в 2 тысячи человек убивала в всех, кто попадался под руку

- В студии обозреватель отдела политики газеты «Комсомольская правда» Александр Гришин. Наши сегодняшние гости – известный израильский публицист и общественный деятель Авигдор Эскин и две дамы, на плечи которых не так давно выпал немалый груз. Яна Айзикович-Попеску и ее троюродная сестра Милена Субботина.

Авигдор, вы не много раз называли Яну ангелом-хранителем тех, кто пострадал 2 мая 2014-го в Одессе.

Эскин:

- Эта женщина провела в застенках бандеровского СБУ Одессы около двух лет только за то, что помогала людям, раненым, преследуемым, не будучи вовлеченной ни в какие политические дела, просто помогала людям, которые пострадали во время одесской Хатыни два года назад. Я думаю, что она сама расскажет лучше меня, что она сделала для тех людей, которые горели, которые обгорели, которых хотели добить потом. Все эти страшные истории, в которые тяжело поверить, что такое могло произойти в замечательном, светлом, исполненном юмора всегда и улыбки городе Одесса. Это нас возвращает к самым печальным периодам истории, то, что там происходило. А я со своей стороны, чем мог, старался помочь, рассказывать об этом. Не все люди готовы были в это поверить. Но сегодня, к сожалению, мы видим на примере Яны, на примере других таких же узников, как Николай Казанский, который уже второй раз в тюрьме, Владимир Грубник, лучший хирург Одессы. Люди, которые находятся сегодня в состоянии просто подследственных, которых пытают, которых держат в карцере, которых просто медленно убивают. Вот чтобы их не убили, о них надо говорить. А таких там, кстати, как минимум полторы-две тысячи. Людей, которые просто безвинно сидят в тюрьмах.

Гришин:

- Только в Одессе?

Эскин:

- В Украине. На Украине.

Гришин:

- Яна, как это было? Как вас задержали, арестовали?

Айзикович:

- Очень рада видеть близких мне людей – Авигдора, который постоянно говорил обо мне. Слово имеет большое значение. Потому что только благодаря тому, что Авигдор и Владимир Соловьев в течение всего времени, что я находилась в тюрьме, постоянно обо мне говорили, меня ни разу, в принципе, не прессовали, не применяли ко мне физическую силу. Разве что психологическое давление. Потому что я была у всех на слуху. Это очень важно, я хочу это подчеркнуть.

Как меня задержали. Если емко, то 2-го числа я видела все от начала и до конца, начиная с Греческой площади, где все началось, и заканчивая Домом профсоюзов на Куликовом поле. Когда началась эта бессмысленная бойня, когда толпа в 5 тысяч человек просто тупо убивала, била и добивала всех, кто попадался им под руку, им было все равно – ты прохожий или ты имеешь какое-то отношение к антимайдану и к движению «Куликово поле». Они убивали всех. Толпа почувствовала кровь. Изначально на Греческой площади, когда начали падать первые люди раненые, а я имею машину, она находилась неподалеку, я была в гражданской одежде, я пыталась вывезти через кордон правосеков и евромайдановцев, через эту бесноватую толпу тех, кто пострадал, кого могла. Раненых я сажала в машину и развозила по больницам. По тем, которые находились рядом.

[Нажмите, чтобы прочитать]

Гришин:

- Удавалось проехать?

Айзикович:

- Машина стояла за периметром самой бойни. Я их проводила, в Одессе говорят – чигирями, то есть прикрывала их фактически какими-то накидками, чтобы не было видно, что это раненый человек. Кто с головой, кто еще… Чтобы они не заметили, что это люди, которые пострадавшие. Потому что они не выпускали никого из этого кольца. Эта площадь была в кольце буйствующих фашистов. И развозила по больницам. А потом я поехала в сторону Куликова поля. Так случилось, что там находились мои друзья. Я видела эту толпу и понимала, что толпа, которая почувствовала кровь, пойдет убивать. Было видно. Они были готовы убивать. Учитывая, что их вели какие-то лидеры, которые кричали в мегафон, я ехала параллельно на машине и слышала: «Убьем их! Сожжем их! Идемте, сожжем этот лагерь сепаратистов!» Понятно, что они шли убивать. Они были хорошо экипированы, они были вооружены. Они были в бронежилетах, в касках, со щитами, с оружием. И с глазами как у зомби. Я не могу это объяснить. Такое впечатление, что они были под каким-то кайфом, либо под воздействием каких-то психотропных средств. Мне сложно сказать. Я медик, меня это пугало.

Когда я подъехала к Полю, машину поставила недалеко, туда подъехать было невозможно. Толпа только входила туда. Я попыталась прорваться к самому зданию, но это было уже невозможно. Потому что вокруг стояла милиция, пожарные, скорая, которые просто смотрели. Они прятались за елочками. Но никого туда не пропускали извне, за периметр. В конце концов я пробралась к заднему выходу здания Дома профсоюзов. Когда мне позвонил мой друг, которого я искала, это Вячеслав Маркин, он там погиб, депутат областного Совета, я подняла трубку. Он не говорил. Я слышала, как его выкинули из окна, я слышала этот хлопок. Я слышала крики женщин, которые кричали: «Не бейте! Не убивайте! Не добивайте его!» Все это я слышала по телефону. Я пробралась к заднему выходу, попыталась найти, где это происходит. Но там уже все было в дыму, все горело. В какой-то момент начали уже пускать милицию туда с пожарными. И эти ублюдки, не могу их по-другому назвать, начали оттаскивать трупы к дороге. За ноги их оттягивали.

Я ходила и прощупывала пульс у людей. Там были не все мертвые. Там были люди без сознания. Кого могла, закидывала в машину и везла в госпиталь 411-й. Оставляла в приемном покое. Так длилось некоторое время. Когда спал дым, люди остались на крыше, они побоялись спускаться, потому что внизу их ждала толпа, начались уговоры: спускайтесь. Я все время боялась, чтобы меня не заметили, чтобы я могла быть полезной, чтобы меня не схватили. Через какое-то время милиция начала… Живых людей закидывали в труповозки. В морг везли не только мертвых. А потом я видела, как начали с заднего двора вывозить трупы. В здании оставили только то количество… Я не буду говорить….

Гришин:

- Эти 48, которых нашли, это очень даже не все?

Айзикович:

- Конечно. Если бы было 50 и даже больше – это был бы уже международный скандал, Гаагский трибунал. Сожжение заживо. Я не могу точно сказать, сколько человек погибло. Я находилась в тюрьме с 15 мая. К этому времени я еще фактически ничего узнать не могла. А после этого мне начали звонить друзья и говорить, что тех, кого выпустили из ИВС, им надо убираться из города, потому что за ними охотятся, их ловят, режут, убивают. У нас сидел парень, он сейчас находится на Донбассе, мы его называли «Академик», десять ножевых ранений, его поймали в подъезде правосеки. После этого он попал в больницу, а потом его отправили в СИЗО. Слава богу, его в 2015 году обменяли. Он попал в СИЗО уже раненый. Дали мне в общей сложности 3 года и 5 месяцев лишения свободы.

Гришин:

- Вас пришли арестовывать 15 мая.

Айзикович:

- Да. Я нанимала автобусы и отправляла людей. В одном автобусе у меня были исключительно женщины и дети, те, кто находился на Куликовом поле, которым надо было бежать из Одессы. Отправляла людей в сторону Ростова-на-Дону, чтобы они пересекли границу блокпостов с Донецком и Луганском. Чтобы их жизни ничего не угрожало. И последняя группа людей, которая выезжала из Одессы, их взяли в 30 километрах от Одессы и сказали, что эти люди ехали воевать на Донбасс. У них не было оружия, экипировки, они просто бежали, спасали свою жизнь. У них не было даже никаких денег. Кроме паспорта, у них ничего не было. Видимо, нашим доблестным органам нужна была история о вербовке и отправке сепаратистов на Донбасс. И это им подходило.

Гришин:

- Вам сколько человек удалось вытащить?

Айзикович:

- 2 мая – человек двадцать, минимум.

Гришин:

- И разместить в госпитале?

Айзикович:

- Нет, некоторые просто выходили. Там были не тяжелые ранения. Пара фотографов, журналисты. Кому попал кирпич в голову. Просто я за периметр их выводила.

Гришин:

- Вы тоже из Одессы, Милена. У вас до сих пор украинский паспорт. Вы тоже принимали участие в этих событиях?

Субботина:

- Я ведущая концертов и певица. Яна не только моя сестра, подруга, она еще и мой концертный директор. Она пригласила меня на Куликово поле провести концерт ко Дню освобождения Одессы от немецко-фашистских захватчиков. Я согласилась. Это очень близко нам всем. Хотя тогда уже было опасно, там уже правосеки бегали. Это тот день, когда Царева побили. Мне под сценой сказали, что сцена взорвется. Я помолилась и пошла на сцену. Это все-таки ветераны, их кормили, они пришли. Людей было очень много. Тысячи пришли. Людей, которые были солидарны с Куликовом в поле, в Одессе было очень много. И тех, кто любит Россию, их очень много. Я сама аполитичный человек. Но так случилось в моей жизни, что я познакомилась с людьми – Егор Кваснюк, ребята, которые там непосредственно были. Они мне были симпатичны. Я все время туда заходила на чашечку чая, недалеко жила. Мне комфортно было туда заходить, пообщаться. Там находилось все необходимое для концерта. Мы хотели сделать 9 мая большой концерт. Были большие мечты – для Одессы.

Гришин:

- До 9 мая так и не дошло. А 2 мая?

Субботина:

- Я была на работе. Видела, что происходило. Мне Яна запрещала куда-либо идти. Я позвонила ребятам на Куликово поле, потому что я видела, как эта беснующаяся толпа бежала туда мимо моего офиса. Прибежала девочка-секретарь: «Там убивают людей!» Я звоню Яне, она мне запретила выходить. А я послушная. Мне хочется посмотреть, я вышла на улицу. Я видела, как избивали водителя пожарной машины. Это был момент, когда я не понимала, что происходит. На каком основании, что делать в этой ситуации. Там убивают, там кричат, там какие-то лозунги, с кирпичами, с топорами бегают. Это был шок.

Гришин:

- Яна сказала, что у вас тоже прятались люди.

Субботина:

- Да, когда Яна меня попросила спрятать ребят. Ей было больше не к кому обратиться, все отказывали. Люди боялись в городе прятать. После 2 мая людей убивали, искали, резали.

Гришин:

- Сколько людей прятались?

Субботина:

- Два человека – семейная пара. Привела бы больше – я бы больше приняла. Они у меня прожили больше недели. А потом сели в автобус, в тот, который взяли.

Айзикович:

- К сожалению, в благодарность от этой семейной пары я получила то, что они сказали, что я организатор, я во всем виновата.

Субботина:

- Меня настраивали против Яны очень сильно. Но мы знаем друг друга. Это когда Яну уже взяли. Когда я бежала сюда, меня предупредили, что я иду по делу Яны. И меня вызовут в СБУ. Мне дали сутки, чтобы я уехала. Сожгли все мои документы.

Гришин:

- А паспорт?

Субботина:

- Паспорт был со мной. Свидетельство о рождении, остальные документы, которые остались там, сожгли.

Айзикович:

- Она проходит по делу как «неустановленная женщина по имени Милена».

Гришин:

- Как вас пришли арестовывать?

Айзикович:

- Так же, как и всех. Выбили двери вместе с коробкой. Зашли люди с автоматами, положили всех на пол. И сказали: мы пришли вас обыскивать.

Гришин:

- Ордер?

Айзикович:

- Показали ордер. Я обвинялась изначально по статье 294-й, это УПК Украины, «Участие в массовых беспорядках, повлекших жертвы». Тяжелое обвинение.

Гришин:

- Я читал, что вам вменяют в вину организацию концертов русских артистов на Украине.

Айзикович:

- Да, это терроризм. Я приглашала Вику Цыганову с Вадимом, они выступали у нас 10 апреля. Прилетали за свой счет, это был благотворительный концерт. Это была дань памяти жертвам Великой Отечественной войны.

Гришин:

- Когда вас допрашивали, вам чем-то угрожали?

Айзикович:

- Как вам сказать? Допросов было не очень много. Не думаю, что я им была очень нужна. Я им вообще была не нужна, по-моему, им нужен был отчет – галочку поставить, что вербовщицу взяли. Что я вербовала за материальное вознаграждение. Обещала людям деньги, если они поедут воевать на Донбасс. Это статья 258-3 – «Участие в террористических организациях». Потом 110-я – это «Сепаратизм». Еще какая-то – «Хранение оружия». У меня ничего не нашли. Но эта статья была у кого-то из моих так называемых «подельников», которые были в автобусе, она и мне вменялась в вину. Потому что у нас была «террористическая группировка». Значит всем вменяют одни статьи.

Гришин:

- Сидели в одиночке?

Айзикович:

- Я не сидела в одиночке. Сидела в обычной камере. Она не была большой, на три человека. Слава богу, с уголовниками. С ними легче. Я сидела с девочкой, которая сейчас вышла на свободу. Сначала я сидела с Ингой Авдеевой, ее поменяли в сентябре 2014 года. Она единственная женщина, которая ушла на обмен. Она потом давала интервью и сказала, что я психически ненормальный человек, страдаю психическим заболеванием. Может, это надо было ей для пиара? Месяц я с ней просидела. Потом сидела с Ангелиной, она вышла недели две назад. И Екатерина – до сих пор находится в тюрьме. Они их ко мне сажали, потом переводили в другие камеры. Это уже тюремные вопросы – кто с кем…

Гришин:

- А общение с родственниками, адвокатом?

Айзикович:

- На судах. Свиданий с родственниками мне не давали. Инге Авдеевой давали, целую неделю мама к ней на свидание в тюрьму приходила. Она просидела три или четыре месяца. А моя мама дежурила под СБУ сутки вместе с женщиной, они просили свидание – отказать.

Гришин:

- Авигдор, а вы как узнали о Яне?

Эскин:

- Я выступал по российскому телевидению. Кто-то из зрителей потом подошел ко мне и сказал: а почему вы ничего не говорите о Яне Айзикович? Я спросил: а кто это? Ну как же… И рассказал мне эту историю. Я с тех пор начал как-то рассказывать о том, что человек, который спасал жизни людей, которых подвергли сожжению, избиению, надругательству, что за это человека посадили в тюрьму на Украине. Я считаю, что очень важно об этом рассказать. И старался ей помочь.

Гришин:

- Вас приговорили?

Айзикович:

- Да, у меня удивительная история. Мне сказали: подпиши признательные показания в 2014 году и ты получишь условный срок. Я спросила: а что будет с людьми, которые идут со мной по делу? Они получат реальные сроки. Будут сидеть. И я отказалась подписывать признательные показания. Сказала, что ни в чем не виновата. Поэтому буду сидеть и ждать, пока не докажу, что ни в чем не виновата. Я на самом деле ни в каких политических движениях не участвовала.

Гришин:

- Какая-то наказуемая аполитичность получается.

Айзикович:

- К сожалению, на Украине сейчас так.

Эскин:

- Тут речь идет о том, что помогали раненым. Тут не было политической подоплеки в таком смысле. Это особо возмущает в этой истории.

Айзикович:

- В эфире одного из одесских каналов 2 мая шла бегущая строка, по этому каналу впрямую транслировались все события 2 мая: всем патриотам, которые будут выступать против сепаратистов, куликовцев, отменяется уголовная ответственность.

Гришин:

- И это обещание было выполнено?

Айзикович:

- Конечно. До сих пор выполняется.

Гришин:

- Суд какой вам дал срок?

Айзикович:

- Эти ребята, которых я оградила от лагерных сроков, в августе признали свою вину, кто ехал в автобусе. Вышли, им дали ограничение свободы на 3 года. Это предполагает год за два. Они якобы отсидели. Тогда я сказала, что мы будем бороться. И мое дело слушать до конца. И мы дослушали. И 6 января мне поменяли обвинительное заключение со статьи «Терроризм» на статью «Сепаратизм». Это было не настолько страшное наказание. Я могла получить не такой уж страшный срок. Суд меня приговорил к лишению свободу на 3 года и 5 месяцев. С учетом того, что они в декабре приняли закон, что год нахождения в СИЗО приравнивается к двум годам лагеря, то я вышла по отсиженному сроку – 21 месяц, как сепаратистка. Забирали меня как участника массовых беспорядков.

Гришин:

- Когда вышли на свободу?

Айзикович:

- 4 марта 2016 года.

Гришин:

- Одесса изменилась?

Айзикович:

- Да. Возьмите любой фрукт – он цветущий, красивый, яркий. И в какой-то момент он скукоживается и становится выжатым. Я не узнала город, людей. Люди боятся даже разговаривать друг с другом о чем-либо, касающемся отношения к власти, к жизни, к быту. Они знают человека 20-30 лет, но может случиться так, что этот человек пойдет и напишет на них кляузу. И тебя заберут по надуманным обвинениям. И ты попадешь в тюрьму. Люди боятся даже говорить друг с другом на эти темы. Нет улыбок, нет душевного тепла, добродушия. Человек зажался и носит это в себе. Очень страшно. Какой-то подонок в камуфляже может подойти к старику и нахамить, имеет право его ударить, если ему что-то не понравится в слове, в жесте, в движении. Они имеют лицензию на все, эти так называемые «патриоты».

Гришин:

- Негласную такую.

Айзикович:

- Страшно. Одесса была – улыбка бога. А сейчас, скорее всего, это уже слезы бога, к сожалению. Одесса не будет такой, как раньше.

Гришин:

- Вы прямо из Одессы улетели в Израиль?

Айзикович:

- В Израиле живет мой сын. Он гражданин Израиля. Слава богу, там уже живет моя дочка, она тоже уже гражданка Израиля. Спасибо всем, кто мне помогал, и Авигдору в том числе, что моя дочка получила там гражданство. Я тоже сейчас планирую улетать к детям. Потому что я хочу жить со своими детьми.

Гришин:

- А на Украину возвращаться?

Айзикович:

- Я хочу вернуться в Одессу, но боюсь, что это невозможно.

Субботина:

- Я тоже хочу вернуться в Одессу. Но когда немножечко изменится ситуация вообще, в целом. Потому что это мой город, я люблю этот город, это море. Мне комфортен этот воздух. Я знаю, что мы еще вернемся, будем строить и поднимать… будет еще «улыбка бога» в Одессе. И все еще будет хорошо.

Айзикович:

- Один немаловажный момент. Когда я попала в тюрьму, моя мама передала мне записку через адвоката. В этой записке было написано: «Яна, твои бабушка с дедушкой в 1944 году освобождали Одессу от фашистов. Они маршировали от Оперного театра. Не смей признавать вину!» Известная фотография, где идут от Оперного театра, там марширует моя бабушка на фото. Лернер ?? Марковна.

Гришин:

- Авигдор, много людей, которые из Украины бегут в Израиль или еще куда-то, нуждаются в помощи?

Эскин:

- На прошлой неделе прибыло в Израиль 257 беженцев из Новороссии. А так прибыли уже десятки тысяч. Этот поток постоянный – это со всей Украины, из Новороссии в том числе. Новороссию мы Украиной, надеюсь, считать в будущем не будем. Но чисто формально они прибывают с украинскими паспортами пока что. Что касается общей ситуации, там есть израильские граждане, которые находятся сегодня в застенках, в той же Одессе. Мы упомянули Николая Казанского, так он гражданин Израиля. Подвергается пыткам, насилию. Человек, который второй раз уже оказался в застенках. Казанский – человек активный. Он активный антифашист. Есть люди, которые считают, что глорификация Бандеры и Шухевича, то есть худших извергов рода человеческого ХХ века, - это недопустимо. Собственно, он был одним из тех людей, который постоянно выступал против возрождения нацизма на Украине. Говорили о том Марше Победы от Оперного театра в Одессе. Теперь представьте себе, что эти места сегодня переименованы, во многих городах вместо Площади Победы есть площадь Бандеры, площадь Шухевича. Эти люди непосредственно несли ответственность и за львовские погромы. Говорят, что это немцы. Они! Немцы их карали потом за это – несанкционированный погром был 30 июня 1941 года. А Хатынь?

Гришин:

- Как только Красная Армия оставила Львов, немцы еще не зашли, уже начались погромы.

Эскин:

- Были еврейские погромы. Но потом в ходе войны Хатынь была осуществлена этими самыми карателями. Сегодня официальный закон Украины… Мы не будем вдаваться в подробности, кто совершил больше преступлений против человечности. Сегодня на Украине эта идеология возрождается как официально признанная государственная идеология. Поймите разницу, не просто какие-то группы правосеков или левосеков, или гомосеков, не просто какие-то группы, тут Рада принимает закон о том, что ОУН – УПА – это герои. Президент указом объявляет Бандеру и Шухевича героями. Площади, улицы называются в их честь. Во Львове есть мемориальная доска такому Орлику на оперном театре. Орлик был комендантом полиции, которая вела людей в Бабий Яр. Сегодня он тоже герой. Есть люди, которые выступают против этого на Украине. Они подвергаются Жесточайшим репрессиям, в худших традициях именно бандеровских. Они подвергаются не просто издевательствам. Они просто изучают наследие Бандеры. А у бандеровцев были специальные брошюры о том, как допрашивать, как выбивать показания, как пытать. Нынешняя СБУ, изучая эти документы, просто продолжает эту «славную» традицию. Кстати, в Москве тоже есть люди, которые выходили на улицы с криками «Героям слава!».

Гришин:

- Во всех либеральных…

Эскин:

- Герои – это те, кто вырывают ногти, кто за противодействие обыкновенным фашистским проявлениям, которые были признаны всем человечеством как самое худшее уродство со дня сотворения мира. И эти люди сегодня героизируются.

Гришин:

- На либералы героизируют этих необандеровцев, которые вырывают не просто ногти у людей, они вырывают ногти у «быдла» и «ваты», у неправильных людей. У неправильных можно.

Эскин:

- Уму непостижимо, что творится. И речь идет о нескольких тысячах заключенных сегодня. Мы не знаем точных цифр. Поймите, что каждый из этих людей прошел. И что в основном это люди, которые пострадали ни за что. Вот вам живая история.

Гришин:

- А кто-то ведь уже и ушел вообще туда без суда, на тот свет.

Эскин:

- Когда мы с вами говорим о десятках тысяч убитых, среди них были в том числе и те, кто не выдержал пыток, кто погиб в застенках. К сожалению, правозащитники в России вместо того, чтобы защищать права преследуемых, многие поддерживают палачей. Это то, что совершенно не умещается у меня в голове. Я обращался в разные правозащитные организации российские.

Гришин:

- Вам никто не помог?

Эскин:

- Вы можете представить, что мне ответили там. Я звонил, обращался. Вот вам случай – помогите. Человек сидит ни за что. Не только по поводу Яны обращался. Но всегда ответ был один и тот же. Но они с удовольствием защищают убийц, как Савченко, палачей, членов нацистских батальонов. Это страшный удар по самой идее правозащиты, по тем, кто верит, что надо помогать преследуемым. В России те, кто находится в оппозиции, они вместо того, чтобы нести свои же знамена правозащиты и в России, и на Украине, они почему-то на Украине поддерживают палачей.

Гришин:

- Я понять не могу, почему, если верить западным журналистам, которые специализируются по Израилю, почему в Израиле очень мощно сочувствуют и хотят помогать Украине?

Эскин:

- Давайте факты изложим.

Гришин:

- Шимон Бриман.

Эскин:

- Ну да, есть такой.

Гришин:

- «Две трети израильского общества поддерживают Украину» - его слова.

Эскин:

- Он может так сказать. Он имеет полное право брехать, что угодно. Шимон Бриман – человек, который получал деньги непосредственно от бандеровцев, который находится у них просто на содержании. Вы взяли самого одиозного журналиста. Это все равно, что по Израилю судить о той брехне вашего Изи Шамира. Все-таки есть случаи, когда неприлично даже ссылаться. На Шимона Бримана – неприлично ссылаться. Давайте сошлемся, например, в Израиле есть Кнессет. Еще за полгода до майдана, летом, два с половиной года назад, израильский Кнессет, 62 депутата из 120, это как две трети депутатов, обратились в Европарламент с предупреждением, что на Украине происходит глорификация нацизма. Об этих тенденциях израильские депутаты говорили, протестовали против антисемитизма и русофобии. Даже Госдума не приняла ни одной резолюции по русофобии. Израильский Кнессет – да. Можно продолжить список. Гуманитарная помощь в Новороссию поступает из Израиля или из сектора Газы? Может быть, из Саудовской Аравии или от движения «Хизбалла», их лидера по фамилии Насралла? Демонстрации в поддержку Новороссии – сколько их было на территории Израиля? Даже не счесть. Вместо того, чтобы сказать спасибо, потом начинают выискивать. Да, есть Бриман. Да, есть еще разные персонажи. Но у нас не было ни одного ни министра, ни депутата Кнессета, который поддержал бы Украину. Не было ни одного, кто осудил бы Россию за Крым. Покажите мне еще одну страну на западе, где бы так к этому отнеслись? Теперь, есть группа людей, в том числе это этнические украинцы, есть украинское посольство, которое, да, на территории Израиля действует постоянно и активно, крикливо. Есть несколько групп, и они в том числе приглашают журналистов, платят определенным журналистам.

Гришин:

- Вот эти активисты ходят с желто-синими флагами по Израилю?

Эскин:

- Их почти никто не видит. Было несколько демонстраций. Но намного больше демонстраций было в поддержку Новороссии. Я выступал неоднократно там по телевидению, по радио в Израиле, я помню соотношение при голосовании, кто поддерживал мою позицию, кто был против меня. При том, что моя позиция достаточно жесткая, радикальная по сравнению с другими. Я считаю, что действовать надо жестко, что никаких компромиссов с этой властью быть не должно. Покуда Бандера, Шухевич, это памятники, это идолы, так они видят будущее. Я считаю, здесь никаких компромиссов быть не может. Есть люди, которые относятся к этому более мягко. Правительство Израиля относится более мягко в том смысле, что они считают, что они ответственны за еврейскую общину Украины, они должны с этим считаться и не должны лезть вперед России в пекло. Если сама Россия признает нынешнюю власть на Украине законной, то Израиль тоже не откажется принят их президента. Если сама Россия не признает пока независимости Новороссии, то не надо ждать от Израиля, что он будет первым. Израиль здесь несколько в тени за Россией, осознанно. Но с точки зрения общей ситуации – нет ни одной страны за пределами Российской Федерации, где бы больше было поддержки. Это сбор средств, это конкретная помощь. Это даже добровольцы. Я же сам с ними работал. Меньше, чем хотелось бы, но дюжина ребят приехали все-таки из батальон «Алия». Не весь бывший батальон, но дюжина-то приехала, воевали. И хорошо воевали месяц на территории, которая прилегает к российской границе, как бы находясь на территории России, чтобы потом не было проблем с…

Гришин:

- Вы не боитесь, что вас объявят пособником террористов?

Эскин:

- Я этим не занимался. Я просто рассказывал о том, что происходит. Я журналист. Поэтому нет. Я не являлся организатором этого. Я рассказывал об этом, я к этому позитивно отношусь. Но участия в этом не принимал. Поэтому я не опасаюсь ничего.

Гришин:

- И ребят тех вы тоже не знаете?

Эскин:

- Почему? Роман Ратнер он открыто об этом заявил. Он живет в России. Известная история, как они вызволяли одну девочку из огня, которая попала в неприятную историю. Имена всех остальных я просто не помню.

Гришин:

- Если сейчас Украине предложить в полуультимативной форме или еще какой-то, украинским властям, чтобы они воспользовались этим «законом Нади Савченко» о засчитывании одного дня в СИЗО за два дня… и применили его ко всем, дав минимальные сроки, кто у них находится в этих застенках СБУ?

Эскин:

- Это вполне здравая мысль. Но я вам хочу сказать…

Гришин:

- Там есть, кому получать здравые мысли?

Эскин:

- Есть. Если на них надавить, еще как появится здравый ум. Он должен только прийти не из Москвы, а через Вашингтон или Евросоюз.

Айзикович:

- А если еще денежки показать…

Эскин:

- Никто им денег не даст. Говорят, что Америка помогает Израилю. Америка вкладывает в Израиль. Америка уже поняла, что вкладывать какие-то деньги в украинское вот это нынешнее «оно» не имеет никакого смысла. Они поняли это. Но чего бы я ждал от России. Прежде всего – очень четко сформулированного требования к американцам и европейцам. Оно должно повторяться первыми лицами государства, на мой взгляд, как говорят в Одессе – если бы меня спросили. Пока памятники Бандеры и Шухевича там, пока улицы названы в их честь, пока батальоны неонацистские действуют, признанные американским Конгрессом. Украинцы говорят, что это израильское лобби сделало.

Айзикович:

- «Азов» спокойно гуляет по городу.

Эскин:

- Тем не менее, американцы перестали их поддерживать, мы этого добились. Если Россия потребует от них однозначного отказа от любой помощи Украине, покуда бандеровская идеология объявлена официально государственной, покуда не снесут памятники, не переименуют улицы и не откажутся от любого вида официальной героизации нацизма, просто до этого с ними не о чем говорить. Если российские официальные лица начнут бомбить Америку, сейчас предвыборный год, с такого рода требованиями, я не вижу ни одного серьезного конгрессмена и сенатора, которому будет что ответить на это, вообще возразить. Я не говорю сейчас про Госдеп и прочие заинтересованные в дестабилизации России структуры, которые взяли это на вооружение, не говорю о президенте США Бараке Хусейне Обаме. Я говорю о других людях. Я встречался со многими. И мы работали с ними. Придите к любому конгрессмену, сенатору, скажите: как вы относитесь к тому, что эта идеология, эти люди объявлены героями? Они скажут: нет, мы же воевали против них. Так скажет любой американец. Это надо просто артиллерийским обстрелом требовать от Америки – изменения ее позиции. А для этого… Есть злой умысел со стороны одних людей, но со стороны других просто есть полное незнание. Я вас уверяю, что подавляющее большинство сенаторов и конгрессменов не понимают и не знают тех простых вещей, о которых мы говорим. Мы сейчас с вами говорим не о том, что Россия должна присоединить Новороссию. Мы не говорим, что могут измениться границы, что для них может быть неприемлемо. Мы говорим: откажитесь от нацистской идеологии. Америка не может возражать против этого. И это не делается в должной мере. Заявления были, но они очень редкие и робкие. Я бы начал с этого. И ничто иное не доказывает правоты российской позиции, как именно акцент на этом. Россия не просто так влезла в эту историю, а потому что Россия взяла на себя миссию остановить это шествие. И в Прибалтике мы это видим, и в Восточной Европе. А на Украине приняла уже совершенно чудовищные формы и героизация на государственном уровне. И вот вам история, как они практикуют эту идеологию.

Гришин:

- Согласен.

Эскин:

- Это ужасно, история с Одессой, то, что людей арестовывали за то, что помогали. Нельзя мириться с этим. Галич в свое время протестовал против несправедливостей в Советском Союзе: «Не молчите!» А как сейчас можно молчать? Это же еще хуже – то, что происходит на Украине.

Гришин:

- «Промолчи – попадешь в палачи». Большое спасибо всем.

Источник


Оригинал взят у kroshka77 в Литопсы — «живые камушки»


Литопсы неспроста называют «живыми камнями». Английский ботаник Бурчелл, впервые открывший это растение в 1811 году, путешествуя по пустынной области Большого Карро, однажды решил отдохнуть и присел рядом с кучкой гальки. При внимательном рассмотрении среди этих камней он обнаружил растения, которые формой и рисунком почти полностью соответствовали гальке. Так был открыт литопс турбиниформис. Слово «Литопс» произошло из двух греческих слов «камень» и «внешность» или «lithos» — камень и «opsis» — выглядеть. В настоящее время различают 37 видов.


Растение это из песчаных и каменистых пустынь Южной Африки, из Намибии, Ботсваны и ЮАР. Надземная часть представляет собой два сросшихся толстых листа, разделённых неглубокой щелью, из которой появляется цветонос и новые листья.


Читать запись полностью »Свернуть )


Вот вам еще необычные и интересные цветочки: посмотрите как выглядит Самая дорогая пряность в мире и Как растет кешью?. Вот удивительный Цветочный фестиваль Bloemencorso 2015 и не менее удивительная Разноцветная кукуруза. Давайте задумаемся о том, Как мы теряем бананы и Гибридные фрукты и ягоды про которые вы вероятно не слышали. Вот еще Самые опасные растения России и знаменитая Тюльпановая лихорадка




Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=89223
via

Метки:

Оригинал взят у luzanaleks в Необходимо полное обновление власти
Заявление Славянской партии
о политической ситуации в стране


Второй месяц в стране продолжается политический кризис. Не могут разобраться, то ли уходит Яценюк, то ли его с мясом надо от кресла отдирать. И это при нулевой поддержке то. Кто бы сейчас ни был вместо него, это все как в басне Крылова: «А вы друзья как не садитесь – все в музыканты не годитесь.» Страна вынесла вотум недоверия не только Яценюку, а и всей нынешней власти. Это кстати наглядно показали выборы в Кривом Роге, где «Самопомич» получила полный политический разгром. А представителям западной Украины предложили убираться к себе домой. А ведь Кривой Рог это не зона АТО.
Раскол Украины все более углубляется.
Читать дальше...Свернуть )
Оригинал взят у maxfux в Ужасные дороги Германии после настоящей "русской зимы"
Бытует мнение, что в европах дороги хорошие потому что у них правильно укладывают асфальт, у них технологии и все такое, а в России дороги плохие потому что воруют, не умеют и т.д.
Да, от части это так, но лишь от части! В первую очередь всему виной наш климат. Летом жара, зимой холод, снег тает и тут же прихватывает мороз - таких испытаний не выдерживает даже бетон!
Европа хвалилась, что у них хорошие дороги, потому что они умеют...
Предлагаю вашему вниманию ознакомиться с качеством их дорог, после того как у них пару раз побывала НАСТОЯЩАЯ зима, с дедом морозом, что дозором обходит владенья свои, а не санта-никалаусом
Поклонникам всего европейского и владельцам розовых очков посвящается

Обратите внимание - на заднем плане Бранденбургские ворота - это БЕРЛИН!

ужасные немецкие дорогиСвернуть )

Метки:

С моей точки зрения последовательность краткой современной истории Украины, от рождения до смерти такова:
1. Рождение. 24 августа 1991. Хороша была при рождении. Весь мир восхищался потенцией ея.
2. Младенчество. Заражение болезнью национализма. Практически с первого президента. 1992.
3. Позднее отрочество. 2000-2005. Национализм завершает овладевание центральными органами власти, как раковая опухоль.
4. Юность. 2005-2010. Опухоль проникает во все органы.
5. 2011-2013. Ремиссия на уровне симптомов, без очистки внутренностей.
6. Агония. Ноябрь 2013 - Апрель 2014.
7. Смерть. Убийство протестующих в Одессе. Май 2014.
8. Судороги (военные действия) до начала 2015.
9. Остывание огромного государственного трупа. Начало распада. Появление многочисленных банд, работающих на различные политические силы. Постепенный отказ ЕС и США от майданного проекта. Весь 2015.
10. Текущее состояние - разложение. Рефлексируется даже националистической интеллигенцией, вызывая необходимость сильных защитных реакций в области шоу-бизнеса даже в западенских областях.
Ждем последней стадии - превращения в прах, на котором вырастет что-то новое.
Но пока вырастет - намучаемся.
Господи благослови, вразуми и укрепи!
Оригинал взят у ave_st_alker в Назревает грандиозный скандал
Оригинал взят у atrizno в Назревает грандиозный скандал
в "благородном" еврейском обществе

1384538_300

Оригинал взят у thor_ice в Покусились на святое

Расовые еврейские жиды (ЕРЖ, евр. рас. יְהוּדִי — йеhуди, лат. judaeus, англ. Jew, фр. Juif, фаш. Jude, польсцк. żyd, рус. иудей) негодуют - "дневник Анны Франк" может стать общественным достоянием по европейским законам, а ЖД общественность потерять сильнейший аргумент в пирамиде лохокоста.

Но обо всём подробнее.
Странное поведение еврейской диаспоры - вроде бы должны быть заинтересованы в том, чтобы дать приобщиться к "памятнику" и свидетельствам зверств, но ЖД всеми силами прячут "подлинник", выставляя напоказ только косвенные литературные обработки.
А ответ прост - весь "Дневник Анны Франк" - банальная подделка, как собственно и весь "холокост" в количестве 6000000 голов.
1. "Дневник", оказывается, был написан (внимание!) ШАРИКОВОЙ РУЧКОЙ, которых во время войны не было и быть не могло - производить их стали то ли в 46-м, то ли в 47-м году. Общедоступными данные девайсы стали аж в 1951, но ещё долго их не давали детям - существовало стойкое заблуждение, что они портят почерк.
2. Некто Мейер Левин в Чикаго подал иск к папику Анны Франк - Отто на сумму 50000 баксов и суд иск удовлетворил. Как оказалось, пейсатель Левин по заказу Отто написал этот самый "Дневник Анны Франк", но был нагло кинут на бабки. Но пейсатель оказался не прост, и перед написанием заключил письменный договор, что и представил в суде )))

Так что доступ общественности к данному "документу" для расовых жидов как серпом по яйцам.

и да - сама Анна Франк не сделала ничего плохого, она даже не писала свой "Дневник"...

П.С.

Ибо сказано господа , паны и другие европоцы с западниками, что все тайное станет явным. Ибо живем мы в мире проявления

"Что было, то и будет, и что творилось, то творится, И нет ничего нового подсолнцем. Бывает, скажут о чем-то: смотри, это новость! А уже было оно в веках, что прошли до нас", как сказал  Соломон/Экклезиаст

[reposted post] Все мы люди... а вы?



На Украине очередной ура-патриотический скандал с запахом «зрады».

Украинский город Геническ и прилегающие села 2 января остались без газа. Вернее газ был, но его было мало. Город и район запитываются от местного месторождения, которого просто не хватило на пиковое потребление в морозы. Как только холод достиг 15-20 градусов, тысячи жителей района начали просто замерзать (так как автоматика газовых котлов просто не срабатывала при низком давлении газа). На помощь пришел Крым, который еще несколько дней назад подвергался блокаде … со стороны украинских и меджелисовских «патриотов».

Читать дальше...Свернуть )



"Прошлый год был очень непростым и для нашей страны, и для Европы, и для всего мира. Он вызывал тревогу в сердцах людей, и это вполне понятно. Наша страна впервые приняла участие в широкомасштабных военных действиях за пределами своих границ, но с ясным пониманием того, что она защищает свои собственные границы. Это, конечно, не могло не породить много мыслей, волнений, раздумий, но становится совершенно ясно, что начатое в прошлом году будет иметь и дальнейшие последствия, потому что речь идет о чем-то чрезвычайно важном, принципиально важном для судеб нашей страны, нашего народа и всего мира.

Только одно это обстоятельство должно всех нас подвигнуть к тому, чтобы в преддверии нового года обратить к Господу молитву о защите нашего Отечества, о сохранении нашего народа, о том, чтобы Господь приклонил милость к людям Своим и помог нам в мире и единомыслии продолжать совместные труды, укрепляя свою общественную и государственную жизнь, но, может быть, в первую очередь, что очень важно для каждого человека, — укрепляя свою собственную духовную жизнь.

Будущее от нас сокрыто, но для того чтобы понять, каковыми могут быть наши пути, всегда нужно иметь в виду следующее. Если мы творим дела добрые, светлые, если в наших поступках нет коварства и двусмысленности, если мы никого не вводим в заблуждение, декларируя одни цели, а на деле преследуя цели другие, то у нас есть надежда на помощь Божию в этих делах. И если мы хотим, чтобы жизнь была действительно мирная, спокойная, радостная, благополучная, мы должны в своей жизни, и личной, и семейной, и общественной, и государственной, стараться совершать только такие добрые дела, дабы ни Бога не обманывать — а обмануть Его невозможно, — ни ближних своих.

ДАЛЕЕСвернуть )

РМ: Какие точные и мудрые слова подобраны Патриархом. И как созвучны моим ощущениям. Ровно такое же ощущение волнительности от происходящих событий и в то же время вера в том, что наше дело правое, а значит с нами Бог.

В первый день Нового года украинские националисты празднуют День Рождения своего главного идеолога - Степана Бандеры. Не остались в стороне и мелитопольские активисты, которые прошли по центральному проспекту города факельной ходой, - сообщает РИА-М.

Собрались местные националисты у памятника Тарасу Шевченко, коллективно исполнили гимн Украины и провели небольшой митинг. После  молитвы украинского националиста слово взял глава мелитопольской ячейки ВО «Свобода» Алексей Ревенок.

- «Москали» и русские отмечают Новый год, а украинцы – День Рождения проводника украинской нации! - поприветствовал единомышленников Алексей Александрович, - Хочу добавить, что при МГПУ была открыта научно-исследовательская секция и клуб имени Дмитрия Донцова, нашего земляка, и идеолога украинского национализма.

Кроме того, Алексей Ревенок предложил присутствующим проголосовать за переименование улицы Ленина в Донцова, опираясь на «Закон о декоммунизации». Активисты были единогласны. Далее порядка 50 мелитопольских националистов выстроились в колону, зажгли факела и маршем двинулись по тротуару вдоль проспекта, направляясь к памятнику Богдану Хмельницкому. Кроме «свободобвцев», в ходе приняли участие члены гражданского корпуса «Азов», «Правого сектора» и некоторые активисты местных Майданов.

Напомню, что Дмитрий Донцов, вернее, Митька Шелкопёров - основатель украинского национализма



Вот работа идеолога украинского интегрального национализма Дмитрия Донцова (Митьки Шелкопёрова) "Россия или Европа", где сравнивая литературу России и Европы, Митька Шелкопёров предлагает украинцам выбрать не русскую идею покаяния, а западного фаустовского человека, забывая слова Гоголя о малороссийских казаках  "Пусть же после нас живут еще лучше, чем мы, и красуется вечно любимая Христом Русская земля!", за что фашистский коллаборационист Евгений Маланюк требовал у свидомых украинцев "убить с себе Гоголя как символ "малороссийства" .

1

[Нажмите, чтобы прочитать]2

3
4

5

6

7

8

9

10_а

10_б



Текущий месяц

Декабрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Ссылки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow